Акрон Акрон-2
Следующий матч
«Урал»
Екатеринбург
До матча
00 Дней
:
00 Часов
:
00 Минут
«Акрон»
Тольятти
1 матч 29 мая 2024, 18:00 (г. Екатеринбург)

«Екатеринбург Арена» г. Екатеринбург
Таблица
  • 1. «Химки» Химки 66
  • 2. «Динамо» Махачкала 61
  • 3. «Акрон» Тольятти 59
  • 4. «Арсенал» Тула 55
  • 5. «Родина» Москва 55
  • 6. «Енисей» Красноярск 51
  • 7. «Шинник» Ярославль 51
  • 8. «Алания» Владикавказ 49
  • 9. «Тюмень» Тюмень 48

Павел Морозов: «В премьер-лигу стремимся с первого дня, как вышли в ФНЛ»

Интервью учредителя ФК «Акрона» Павла Морозова обозревателю «Спорт-Экспресса» Игорю Рабинеру.

— Поздравляю с победой над «Локомотивом». Ожидали, что уже на этом этапе развития клуба у вас будут такие хоть и локальные, но уже заметные всей стране успехи, как победа в Кубке над двумя клубами РПЛ? — вопрос Морозову.

— Амбиции всегда есть. Запрограммировать подобные вещи, конечно, невозможно, но мы верили в команду и главного тренера Евгения Калешина. Считаю, что у нас отличный тренер, который провел качественные сборы. Я там был и видел контрольную игру с «Сочи». Несмотря на то что мы проиграли — 0:3, было видно, как команда прибавила с прошлого года, какой у нее игровой рисунок. Тогда у меня возникло ощущение, что этот «Акрон» способен показывать результат. Понятно, что «Локомотив» — более сильная и мастеровитая команда. Но мы верили в наш клуб и рады этой победе. Как и предыдущей — над «Торпедо».

— Какая-то задача в Кубке перед командой стояла?

— В «Акроне» очень амбициозные директор и главный тренер — и президент, конечно, тоже (улыбается). Мы мечтаем о победе в каждой игре, вне зависимости от имени соперника. Другой вопрос, что кубковая турнирная сетка в этом году невероятно сложна. Чтобы стать обладателем трофея, нужно одержать семь побед над командами РПЛ, причем у каждой из них есть право на ошибку, а у нас — нет. Как вы думаете, реальная задача для команды первой лиги?

— Судя по тому, что к четвертьфинальной фазе в Пути регионов из низших дивизионов там остался только «Акрон», — не очень. У вас были предпочтения в состоявшейся в пятницу жеребьевке полуфиналов?

— Нет. Общее мнение всех в клубе было таково: после «Локомотива» не важно, с кем будет следующий матч. В турнире остались действительно лучшие клубы. Другой вопрос, что мы, конечно, хотели играть дома, потому что каждая такая игра, как с «Торпедо» или «Локомотивом», — это праздник для болельщиков нашего клуба. Но на этот раз не судьба.

«Динамо», на мой взгляд, самый сильный соперник из всех возможных вариантов в Пути регионов. Все видели его победу над «Зенитом» на предыдущем этапе Кубка, причем в последние двадцать минут динамовцы очень прибавили. Да и в целом эта команда мне очень симпатична — быстрая, атакующая. На новом стадионе в Петровском парке мне бывать еще не доводилось. Мы уже начали заниматься организационными вопросами по выезду наших болельщиков. Думаем, что их в Москву точно приедет тысяча-полторы.

— Понимаю, что вопрос может прозвучать глупо, но сколько процентов даете на проход «Акрона» дальше?

— Мы уверены в победе!

— Вот как! Обещаны ли игрокам какие-то конкретные премиальные за победу в Кубке? Или даже не подумали так высоко голову задирать?

— Формально они прописаны, но мы готовы их повышать. Впрочем, больше ничего на эту тему говорить не буду. После видео, каким-то образом просочившегося в Сеть после победы над «Торпедо» (Морозов имеет в виду свою фразу из раздевалки о тройных премиальных, обнародованную в Telegram-канале «Инсайды от Карпа». — Прим. И.Р.), возникло много дурацких мемов. Поэтому вопрос о суммах премиальных теперь закрытая тема.

Мы стремимся к максимуму, но реально смотрим на вещи. Благодаря в первую очередь нашему спортивному штабу хорошо выступаем в Кубке, но я бы точно не стал нас переоценивать как клуб. Мы ведем большую работу над становлением «Акрона» как большой профессиональной команды, но пока не прошли и четверти этого пути. Впереди еще много работы, но намерения у нас максимально серьезные.

— Могла сложиться ситуация, что «Локомотиву» вы бы проиграли, но получили техническую победу за участие в игре дисквалифицированного Дмитрия Баринова. Но вы выиграли и не стали подавать протест. Калешин сказал: «Думаю, мы никогда бы не приняли такую кабинетную победу». Ну а как — не приняли бы? Вы же не отдали бы место в полуфинале Пути регионов кому-то другому?

— Информацию о том, что «Локомотиву» могут признать техническое поражение, мне на трибуну «Кристалла» сообщили в перерыве. Во время второго тайма периодически приходили сообщения, какие-то ссылки. Но мы ни с кем эту тему не обсуждали — были полностью увлечены игрой, погружены в нее. Следили за тем, как «Локомотив» прибавил, начал создавать моменты, так что было не до посторонних вещей. За то, чтобы не проиграть на поле, переживали гораздо больше. При 1:0 мы не воспользовались возможностями увеличить счет, после того как соперник сравнял, думали уже больше о том, чтобы удержать ничью. Хорошо, что нам это удалось и мы выиграли в серии пенальти.

В итоге эта тема закрылась, не открывшись. Поэтому задним числом тяжело говорить, стали бы мы подавать протест или нет. Не хочу врать и честно скажу: не знаю. Безусловно, обсуждали бы этот вопрос с руководством клуба. Хорошо, что все сложилось так, как сложилось. Тренер на сто процентов прав в том, что намного лучше победить в игре, а не в кабинетах.

— В раздевалку вы уже после игры зашли? В перерыве не были в ней, не видели, что там в связи со всей этой ситуацией происходило?

— Никогда не захожу в раздевалку в перерыве, считаю это неправильным. В это время там должны быть только футболисты, тренеры и персонал команды. Могу зайти только после игры, что, естественно, сделал после победы над «Локо». Праздновал с командой и на поле, и в раздевалке. Эмоции зашкаливали у всей команды. Насколько мне известно, в перерыве матча с «Локомотивом» она еще ни о чем не знала, и у нее не было соблазна отвлечься от чисто футбольных моментов.

— Вы частный клуб, но матч с «Локо» первым символическим ударом открывал первый вице-губернатор и глава правительства Самарской области Виктор Кудряшов. Означает ли это, что у вас сложились хорошие отношения с властью региона? И что применительно к футболу они могут вам дать?

— Мы на сто процентов частный клуб, финансируемся за счет денег нашей компании и моих личных средств. Но представляем мы Самарскую область, играем за свой регион и город. Конечно же, у нас прекрасные отношения с региональным бизнес-сообществом, рабочие отношения с властью. Я благодарен руководителям региона за то, что они ходят не только на матчи команды, которая финансируется за счет средств областного бюджета («Крылья Советов». — Прим. И.Р.), но периодически приходят и на игры нашего клуба.

В последний на сегодня раз команда из РПЛ приезжала в Тольятти в 2003 году — это был «Спартак». В Жигулевск, естественно, никто и никогда вообще не приезжал. Уверен, что эта игра останется в истории города. И конечно же, первый удар по мячу в таком матче — это честь для любого человека, тем более для руководителя такого уровня. Губернатор Дмитрий Азаров звонил мне перед игрой со словами поддержки, сказал, что из-за командировки не сможет приехать. Приехал председатель правительства, и мы решили предложить ему нанести первый удар.

— Кстати, о месте проведения этого матча. Вы играете на трехтысячнике в Жигулевске. Как долго это продлится и как обстоят дела со строительством нового стадиона в Тольятти? Строите ли вы его на свои средства и сколько он будет вмещать?

— Да, так получилось, что сейчас играем в Жигулевске на «Кристалле». Это комфортный, уютный, но достаточно маленький стадион. Конечно, мы хотели бы играть в Тольятти — городе, где находится штат нашей управляющей компании и работает большинство наших сотрудников. Мы рассматривали возможность строительства нового стадиона. Но, к сожалению, в текущей экономической ситуации вынуждены были пересмотреть эти планы. Мы стали кратно меньше зарабатывать, поэтому решили приостановить проект с новой ареной. Если строить стадион правильно и по уму, то это не менее 10-15 миллиардов рублей. К таким инвестициям мы сейчас не готовы.

Пока, видимо, вернемся к идее реконструкции стадиона «Торпедо» (на котором в 1990-е годы в высшем российском дивизионе играла тольяттинская «Лада». — Прим. И.Р.). Это 18-тысячник, он морально устарел. Если мы договоримся с Самарской областью — потому что арена принадлежит городу, — то реконструируем этот стадион и впоследствии будем на нем играть.

— Каких денег это потребует?

— Планируем вложить миллиард рублей или чуть больше.

— Частных клубов в России очень мало, и главный из них — «Краснодар». В чем вы берете пример с Сергея Галицкого, а в чем хотели бы пойти другим путем? Знакомы ли с ним лично?

— К сожалению, пока с Сергеем Николаевичем лично не знаком. Конечно, он для меня пример — как в бизнесе, так и в футболе. Очень его уважаю. Других примеров в российском футболе не вижу, считаю его вклад в него бесценным. То, какую академию он построил, вызывает у меня восхищение и белую зависть.

— Если бы вам довелось с ним встретиться — о чем бы спросили?

— Начал бы с вопроса: «Сергей, а для чего вам все это надо?» А потом, наверное, поговорили бы о развитии академии. Мне интересны его опыт и ошибки, которых важно не допустить. Кстати, в этом году нашей Академии имени Коноплева исполняется двадцать лет, и мы планируем провести небольшое торжественное мероприятие, на которое позовем звездных воспитанников. А также собираемся провести круглый стол на тему развития детского футбола в России, куда пригласить представителей РФС, владельцев и директоров детских академий.

— Вы же в минувшем году стали учредителем Академии Коноплева, которая после выхода из бизнеса структур Романа Абрамовича долгое время принадлежала области и, грубо говоря, загибалась. Долго ли вы к этому шли, в каком состоянии ее нашли и что будете там перестраивать?

— Последние три года мы стремились к тому, чтобы каким-то образом взять академию в управление. Думали купить, взять в концессию, рассматривали какие-то другие формы сотрудничества. В результате непрерывных переговоров с областью достигли соглашения, что берем академию в концессию на 20 лет. При этом у нас есть безусловные обязанности по улучшению ее инфраструктуры. Мы должны вложить 500 миллионов рублей, но уже очевидно, что потратим кратно больше. Я купил шесть итальянских футбольных полей, они уже лежат на складе. Весной начнем строительные работы, будем перестилать поля. Инвестиции в академию будут глобальными.

— Реально ли восстановить репутацию той Академии имени Коноплева, которая выпустила Алана Дзагоева, Романа Зобнина и множество других известных игроков?

— Думаю, вполне. Она до сих пор каждый год выпускает двух-трех мальчишек, которые дорастают до РПЛ. Так, ей до сих пор поступают солидарные выплаты от «Локомотива» за двух футболистов, которые только что играли против нас на Кубок, — Максима Глушенкова и Ивана Кузьмичева. Последний по иронии судьбы не забил нам решающий пенальти.

— Вернемся к самому футболу. В первом тайме с «Локомотивом» ваша команда играла очень интересно, прекрасно разыграла мяч перед голом Макарова, имела преимущество по владению мячом, а по ударам — вообще 11-5. Это — работа Евгения Калешина. Вы хотите, чтобы ваша команда играла в определенный тип футбола или он целиком зависит от того тренера, который работает в данный момент?

— Когда Калешин входил в клуб, мы это обсуждали. Мы хотим быстрого атакующего футбола, он такую игру и ставит. В этом мы быстро нашли общий язык, и, по-моему, команда четко выполняет установку главного тренера. У нас получается играть в атакующий футбол с высоким прессингом. Команда дисциплинированна и на поле, и в раздевалке. Надо отдать должное Калешину — с его приходом дисциплина повысилась, причем это касается всех сфер жизни клуба и команды. Речь как о футболистах, так и об административном и офисном штабе.

— Как вам вообще удалось заполучить Калешина, который, может, пока не так известен среди болельщиков в стране, но у него высокая репутация в профессиональной среде? На мой взгляд, наличие такого тренера уже говорит о серьезных намерениях клуба.

— Когда мы перешли из ПФЛ в ФНЛ, в первом нашем сезоне на этом уровне Калешин тренировал «Балтику». Я внимательно смотрел за этим тренером, мне он нравился — его игра, интервью, пресс-конференции. У нас были своя стратегия, свои тренеры. Но так получилось, что в этом сезоне Виталий Панов, к сожалению, не выполнил поставленной перед ним задачи, и мы по ходу чемпионата с ним расстались. Мы в клубе коллегиально решили, что хотим видеть у нас Калешина, и начали с ним переговоры. В тот момент Евгений Игоревич был без работы — и договорились.

— Чем привлекли его, ведь на тот момент «Акрон» был в конце таблицы первой лиги?

— Думаю, амбициями. Клуб частный, с понятной структурой управления, мы хотим расти и выйти в премьер-лигу. Задача стоит, и с моей стороны есть финансовые гарантии, что клуб не будет лихорадить. Я делаю свою работу, Калешин — свою. На сегодня, по-моему, оба делаем ее на пятерку.

— Образцы для Калешина — Бьельса, Гасперини, Нагельсманн. Вы никогда не просите его опуститься с небес на землю?

— Он максимально амбициозный и требовательный человек — и к себе, и к штабу, и к команде. Я много раз был на тренировках, вижу, как он общается с игроками. Калешин ставит задачу, чтобы каждый футболист по ходу его тренировочного процесса прибавлял изо дня в день. Игроки, которые не прогрессируют и довольствуются тем, что есть, ему неинтересны. И те, кто появился у нас по ходу сезона, растут. Это видим и я, и тренер.

— Тренеры, которые себя уважают, всегда очерчивают перед руководством свою территорию. У вас с Калешиным в связи с этим бывают какие-то жесткие столкновения?

— Безусловно, бывают. Уважаю его мнение, но периодически у нас с ним случаются жесткие споры по различным ситуациям. Каждый отстаивает свою позицию, но в конце концов находим разумные компромиссы и договариваемся. Это нормальный рабочий процесс.

— Просите ли вы Калешина объяснять вам те или иные действия — состав, замены? Тот же Галицкий всегда находится в предельно тесном контакте с главным тренером.

— Нет. В этом, может быть, мое отличие от Сергея Николаевича. У меня немножко другой подход, в том числе и в бизнесе. Ставлю менеджера — и не буду говорить ему, что делать. Потому что если начну так поступать, то завтра в сложной ситуации менеджер потеряет способность к инициативе и будет смотреть на меня в ожидании, что делать дальше. Так же и в футболе. Тренерские решения мы не обсуждаем, и я никогда их не комментирую.

— Меня поразила история, как в прошлом декабре Калешин ездил на стажировку не в какой-то футбольный клуб, а в хоккейное нижегородское «Торпедо» к Игорю Ларионову. Ваш тренер говорил: «Спасибо руководству «Акрона» и «Торпедо» за достижение такой договоренности». Как это получилось?

— Евгений Игоревич хотел попасть на стажировку именно к Ларионову. Он рассказывал, что видел его интервью, читал какие-то методические материалы — и ему очень симпатична философия этого тренера. Калешин попросил нас связаться с «Торпедо» и, если есть такая возможность, организовать стажировку. Что мы и сделали. Вместо отпуска, когда все спокойно поехали отдыхать, он поехал стажироваться. Конечно, это очень интересный опыт, который наверняка пригодится Калешину в работе в нашей команде и вообще в карьере.

— Знакомы ли вы сами с Ларионовым? И что Калешин рассказывал вам об этой стажировке?

— Сам не знаком. Но мой отец болел за хоккейный ЦСКА, и, конечно, я тоже с детства начал болеть за эту команду, и это было как раз во времена пятерки Фетисов — Касатонов, Макаров — Ларионов — Крутов. Потом это перенеслось и на футбольный ЦСКА. В этом клубе были и есть игроки, с которыми я знаком и поддерживаю отношения, — Георгий Щенников, Виктор Васин. Чуть позже познакомился с Евгением Гинером: приехал к нему по рабочим делам, но в итоге, как обычно и бывает, 15 минут говорили про бизнес, а потом два часа про футбол. Очень харизматичный человек, и было интересно его слушать.

Что же касается впечатлений Калешина о Ларионове и стажировке у него, то на сборах он много чего рассказывал. На самом деле Евгений Игоревич — хороший учитель, его всегда интересно слушать, и каждый такой разговор дает пищу для ума. Несмотря на дефицит времени у обоих, мы периодически встречаемся, и это не четверть часа на бегу, а полтора-два часа. По ходу этих бесед мы затрагиваем не только текущие вопросы, но Калешин и делится опытом, в частности в Краснодаре, анализирует причины неудач. Интересен его опыт по развитию академии, да и вообще из этих встреч я стараюсь извлекать как можно больше информации и пользы.

— Как часто бывают такие встречи с главным тренером?

— Иногда раз в две недели, иногда раз в месяц. Начинаем с рабочих вопросов, продолжаем свободными темами.

— К кому-то из известных футбольных тренеров Калешин в бытность главным тренером «Акрона» тоже уже ездил?

— Он работает в клубе не так давно, поэтому пока стажировка была только у Ларионова. Если у Евгения Игоревича или у кого-то из членов его штаба возникнет желание где-то постажироваться, мы точно не будем отказывать и сделаем все возможное, чтобы это произошло. Мы за то, чтобы клуб развивался, а каждая такая стажировка способствует развитию. Строим команду, а это не только 11 игроков стартового состава и те, кто выходит на замену. Для меня очень важно, чтобы все, кто работает в клубе, непрерывно учились и росли.

— Когда-то Галицкий хотел, чтобы у него в «Краснодаре» на поле вышли 11 воспитанников своей академии. Однажды это уже случилось, но теперь туда пришел новый набор легионеров, и ситуация стала прежней. А у вас есть такая мечта?

— Из 23 игроков, которые сейчас на контрактах в «Акроне», 13 в разные годы занимались в Академии имени Коноплева. Для кого-то это был промежуточный этап, два-три года, другие отучились там целиком. То есть акцент на свою академию у нас есть и будет. Но говорить прямо о мечте только о своих воспитанниках в составе я бы не стал.

— Капитан команды Евгений Песегов как раз воспитанник Коноплевки. Взяли его в «Акрон», сыграв на региональном патриотизме?

— Нет. Мы в тот момент (в 2021 году. — Прим. И.Р.) показывали невыразительные результаты, и нам нужны были опытные игроки, лидеры. Тогда пришли Антон Килин, Женя Песегов, Костя Савичев. Первые двое — воспитанники академии, третий рос в «Сатурне» и «Спартаке». Но приобретение каждого из них было правильным шагом, они играют в основе и ведут команду за собой.

— Приход двух чемпионов Европы 2013 года среди юношей, Джамалдина Ходжаниязова и Сергея Макарова, взаимосвязан?

— Нет, каждый из них пришел сам по себе. Макаров — большой молодец, проделывает огромный объем работы на поле, забил «Локомотиву», в котором вырос, и не только в этом матче был полезнейшим для команды игроком. То же можно сказать о Ходжаниязове. Ценные приобретения для «Акрона».

— Вы сами много общаетесь с игроками? Считаете это необходимым?

— Периодически приезжаю на тренировки и, если есть что сказать, собираю их, и мы разговариваем. А с какой-то частью игроков, опытными и авторитетными в команде ребятами, мы несколько раз в год встречаемся в неформальной обстановке. Спрашиваем, что не так, где мы как администрация клуба недорабатываем. У меня тоже возникают к ним какие-то вопросы, обсуждаем их. Чаще всего это происходит в Турции на сборах, но бывают такие встречи и в Тольятти. Хотя и нечасто.

— Кто-то вам посоветовал такие встречи проводить, чтобы проблемы во взаимоотношениях клуба с футболистами не накапливались?

— Нет, это моя инициатива. Как собственник частного клуба, хочу, чтобы все у нас делалось правильно. Безусловно, невозможно сделать сразу все идеально, но мы очень стараемся.

— Эти разговоры проходят с участием главного тренера?

— Нет, только с игроками за круглым столом.

— Стажировки — это вообще ваша фирменная черта. Три года назад вы ездили со студентами факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA в спортивные клубы Калифорнии — НХЛ, НБА, МЛС. Генеральный директор «Акрона» Алексей Власов, выпускник той же RMA, был с ними в 2009 году в клубах АПЛ. Принесли ли эти поездки вам и ему реальную пользу?

— Наверняка да. Кроме поездки с RMA, я объездил достаточно большое количество европейских футбольных клубов и академий. Это позволило мне сформировать свой взгляд на развитие футбола. А поехать в Калифорнию хотел, чтобы своими глазами поглядеть на организацию спорта в США. Потому что это — другой уровень, космос. Загрузка стадионов, ледовых арен, на которых происходят какие-то события 365 дней в году, менеджмент, подход к делу — интересна была каждая деталь. Там все четко, конкретно, тогда как у нас где-то присутствует раздолбайство. Мы хотим сделать по-другому. Поэтому и ездим, изучаем лучший опыт.

— Есть ли у концепции развития «Акрона» какой-то не то чтобы идеал, но образец, к которому вы хотели бы быть ближе всего?

— Больше всего меня впечатлил «Ред Булл». Я был в Зальцбурге и видел клуб, футбольные поля, академию, понял сам подход. Люди, которые там работают, — четкие, прагматичные, умные, грамотные, ясно знающие, чего хотят. Если говорить про европейскую модель развития, то мы бы хотели быть ближе всего к ним.

— Насколько вам важно, что гендиректор «Акрона» получил профильное образование по спортивному менеджменту? И согласны ли с тем, что менеджерская проблема в российских футбольных клубах едва ли не самая острая?

— Полностью согласен. Это колоссальная проблема всего российского спорта. Мы сейчас закрываем несколько вакансий, ищем профессиональных менеджеров для нескольких наших спортивных проектов, но, к сожалению, уже несколько месяцев не можем найти. В случае с нашей страной это либо какие-то заслуженные в прошлом спортсмены, у которых нет менеджерских навыков и знаний, либо менеджеры, которые не имеют отношения к спорту. Им нелегко перестроиться с коммерческой деятельности и управлять спортивными клубами.

Поэтому Власов для нас находка. Хороший управленец, с которым мне, понятно, потребовалось время для притирки. Когда он пришел в нашу команду, разговаривали на чуть-чуть разных языках. Но со временем стало получаться — и сейчас мы понимаем и слышим друг друга. На данный момент я удовлетворен его работой.

— Как он вообще у вас оказался?

— У нас была очередная попытка захода на Академию Коноплева, и мы искали человека на позицию ее руководителя. Вышли на него, пообщались, понравился. Но параллельно ему поступило предложение пойти коммерческим директором в ФК «Спартак», и он его принял. Мы продолжали поддерживать отношения, переписывались, встречались в Москве, обсуждали разные футбольные темы. Спустя время он ушел из «Спартака», а у меня появилась вакансия директора клуба, и я сделал ему предложение.

— Правильно ли понимаю, что ваша стратегия — взращивать в клубе свои кадры, не испорченные системой?

— Именно так.

— У вас вообще были разочарования после прихода в футбольный бизнес?

— С первых дней. Вижу все проблемы, которые есть в российском футболе. Но другой страны и другого футбола у нас нет. Нужно действовать, бороться с системой, насколько это возможно. А где-то под нее подстраиваться, потому что других вариантов нет. Хотя на футбол сейчас смотрю совсем по-другому, чем в то время, когда был обычным болельщиком.

Грубые судейские ошибки, конечно же, сильно разочаровывают и не добавляют мотивации заниматься футболом. Обидно, когда результат матчей определяется не 22 игроками, соперничающими на поле. К сожалению, как мы все видим, особенно в последних матчах, даже ВАР не помогает нашим арбитрам в принятии объективных решений.

— В декабре 2021-го вы взяли на должность спортивного директора «Акрона» шотландца Криса Докерти. С учетом того, что речь идет о ФНЛ, это неожиданное решение нашумело. Почему так поступили? В итоге он проработал совсем недолго и после начала украинских событий покинул Россию.

— На мой взгляд, позиция спортивного директора в России так же дефицитна, как и генерального директора футбольного клуба. Я верю в европейскую модель развития академий и футбольных клубов. Смотрю Лигу чемпионов, и ее последние игры — это футбол какого-то невероятного уровня. Умный, феноменально быстрый, где не прощается никакая ошибка, а любое решение принимается за доли секунд. Поэтому и в вертикали «Акрона» хотел бы видеть на топовых позициях, отвечающих за спортивную составляющую, профессиональных европейцев, которым было бы интересно заниматься развитием нашего клуба и академии. Понимаю, что это сложная задача, можно сказать — мечта, тем более сегодня. Но мы не теряем оптимизма и занимаемся поиском, в частности, спортивного директора-иностранца для академии.

Когда мы с Власовым решили пригласить на должность спортивного директора европейца, он отсмотрел около полусотни кандидатов. Я уже подключился на финальном этапе, когда претендентов оставалось пять-шесть. В итоге приняли решение в пользу Криса и очень сожалеем, что он ушел из клуба. Считаем его отличным специалистом — очень толковым и системным, умным и понимающим футбол, амбициозным и правильно агрессивным.

— Отъезды бывают разные. Кто-то вроде Сандро Шварца прощается тепло и открыто, кто-то, например Маркус Гисдоль, сбегает под покровом ночи. Как было в «Акроне»?

— 24 февраля я был на сборах команды, до конца которых оставалось два дня. После тренировки собрал тренерский штаб, который тогда состоял из иностранцев. У нас была международная команда: главный тренер — испанец, ассистенты из Турции и Хорватии, спортивный директор из Шотландии. Мы обсудили сложившуюся ситуацию. Они все сказали: «Шеф, мы всё понимаем. Остаемся с тобой и с командой. Разлетаемся, надо слетать домой, собрать вещи — и в Тольятти». Улетели. И больше никто из них не вернулся.

Я принял решение не платить им деньги, потому что с 26 февраля никто даже не выходил на связь. Спустя время они начали по одному обозначаться, судиться в Лозанне. У кого-то даже получилось выиграть у нас какие-то деньги. Больше никакого общения с ними не было.

— Кто-то хоть остался?

— Докерти привел в клуб своего помощника Арама Задояна, который сейчас закрывает спортивную часть клуба. Он бывший скаут ЦСКА и сейчас в «Акроне» выполняет функции спортивного директора.

— Несмотря на все случившееся, вы не оставили идею о европейцах как системообразующих людях в клубе?

— Не оставил. Потому что считаю ее правильной.

— Вы упомянули, что перед «Акроном» стоит цель выйти в РПЛ. Когда?

— Ставлю эту цель с первого дня, как мы попали в ФНЛ. У нас есть задача побеждать в каждом матче. Не могу сказать команде, что у нас четыре года на раскачку, а на пятый будем выходить в премьер-лигу. Тогда бы к нам не пришли ни Савичев, ни Песегов, ни другие. Я амбициозный человек, и мне нужны амбициозные футболисты. Цель стоит, другой вопрос — когда мы ее сможем достичь.

В этом сезоне, конечно, уже не думаю, что получится. Будет здорово, если она осуществится в следующем. Я сказал команде, что гарантирую увеличение финансирования. Понятно, что есть проблема с требованиями РПЛ — в частности по стадиону. Но у нас в Самарской области есть «Самара Арена», стадион ЧМ-2018. И, если мы выйдем в премьер-лигу, то временно будем делить его с «Крыльями Советов» и играть там. В то же время не думаю, что реконструкция тольяттинского «Торпедо» займет очень уж много времени. И если мы поймем, что выходим в РПЛ, то ускорим процесс до максимума. За полгода, максимум год мы его реконструируем.

— По подсчетам сайта Transfermarkt, сейчас ваш состав стоит 7 миллионов евро, и вы по этому показателю занимаете 10-е место в первой лиге. По вашему ощущению, это верные цифры?

— Наверное, да.

— Какая у вас высшая и низшая зарплаты игроков в команде?

— Минимальная — 50 тысяч рублей, максимальная — 560 тысяч. Как мне кажется, по зарплатам мы идем в середине лиги.

— Вы уделяете большое внимание маркетингу, выпустили яркий проморолик. Вы одни такие в первой лиге? И что вас к этому подвигло?

— Креатив административного штаба. Власову удалось собрать команду из молодых и творческих ребят, которые немножко по-другому смотрят на маркетинг, продвижение клуба, чем это у нас принято. Мы позиционируем себя как «молодой и звонкий» клуб. Стараемся соответствовать!

— Сколько клуб на сегодня зарабатывает сам, а сколько приходится добавлять вам и вашему холдингу?

— Доходы пока небольшие, они составляют пять-семь процентов от общего бюджета клуба.

— В 2011 году вы открыли детский футбольный клуб «Акрон», в 2018-м — взрослый. Задам вам тот же вопрос, который вы хотите задать Галицкому: зачем вам все это нужно?

— Я люблю футбол, и у меня есть бизнес. Передо мной был пример Галицкого — и надежда, что если я добиваюсь каких-то успехов в бизнесе, люблю и стремлюсь как можно глубже узнать футбол, то смогу чего-то достичь и в нем. При этом прекрасно понимаю разницу между бизнесом и футболом. Далеко не все, что работает в одном, актуально в другом.

— Объясните нашим читателям, что вообще означает слово «Акрон».

— У этого названия нет объяснения и конкретной расшифровки. Просто в свое время, в далеком 2000 году, когда создавалось наше первое юридическое лицо, мы с партнерами собрались и стали придумывать какое-то название. У кого-то родилось слово «Акрон». С тех пор так и называемся. Спустя много лет стали появляться какие-то красивые истории — есть, мол, такой промышленный город в Соединенных Штатах и т. д. Но правда в том, что это название родилось спонтанно.

— За кого вы болели в детстве?

— Сначала за «Крылья Советов». А позже, как я уже говорил, за ЦСКА.

— Для вас самого как уроженца Самарской области ФК «Акрон» — это отдача долга месту, где вы стали самим собой как личность и бизнесмен?

— Да, конечно, хочется сделать что-то хорошее для региона, для своего города. Мои родители ходят практически на каждую нашу игру, переживают за команду, наверное, больше, чем я. Но в то же время преследую вполне прагматичную цель — сделать отличный проект и добиться с ним результатов. Да, в футболе не может быть все быстро, и мы должны пройти все жизненные этапы.

Но уже сейчас видим вертикаль, которая нам необходима: академия, основная команда и еще одна, которая будет играть в ФНЛ-2 и у нее будет с первой сквозная заявка. Мы создаем ее в этом году, она будет состоять преимущественно из воспитанников академии. У нее не будет турнирных задач, а будет цель подготовки игроков для основной команды. В планах еще несколько значимых футбольных идей и проектов. Но, как говорится, хочешь рассмешить Бога — расскажи ему о своих планах. Поэтому всему свое время.

— Какова конечная цель у вас как владельца футбольного клуба?

— Играть в еврокубках. Слушать гимн Лиги чемпионов — и понимать, что ты находишься не на матче, допустим, «Челси» — «Боруссия», а что гимн этот на поле слушает твоя команда. Которая проделала в футболе весь путь снизу доверху и до этого момента дошла.

Игорь Рабинер, «Спорт-Экспресс» (22.03.23)

Комментарии

Добавить комментарий

Партнеры
Клуб
МЕЛБЕТ Первая Лига
ЛЕОН Вторая Лига Дивизион Б
-->
Подписывайтесь на ФК «Акрон» Будьте в курсе наших новостей, получайте анонсы и результаты игр.