Акрон Акрон-2
Следующий матч
«Енисей»
Красноярск
До матча
00 Дней
:
00 Часов
:
00 Минут
«Акрон»
Тольятти
22 тур 9 марта 2024, 11:00 (г. Красноярск)

манеж «Футбол-Арена Енисей» г. Красноярск
Таблица
  • 1. «Химки» Химки 39
  • 2. «Арсенал» Тула 38
  • 3. «Динамо» Махачкала 37
  • 4. «Тюмень» Тюмень 35
  • 5. «Акрон» Тольятти 35
  • 6. «Алания» Владикавказ 32
  • 7. «Родина» Москва 31
  • 8. «Енисей» Красноярск 27
  • 9. «Торпедо» Москва 27

Сергей Волков: «Переход в «Акрон» был точкой невозврата»

Перед игрой-вершиной в истории команды, образованной бизнесменом Павлом Морозовым в 2018 году, Metaratings.ru посмотрел на путь «Акрона» от любительского футбола до «ВТБ Арены» и трансляций на федеральном ТВ глазами Сергея Волкова. 27-летний вратарь родился и всю жизнь живёт в Тольятти, воспитывался в Академии Коноплёва, играет в «Акроне» с первых дней команды и возвращает в родной город большой футбол.

В большом разговоре символ «Акрона» рассказал о взлётах и падениях в своей карьере и истории главной команды его жизни:

– как рос в Академии Коноплёва, играя с европейскими топ-клубами;

– что перенёс в «Ладе» – клубе из футбольного подземелья со всеми вытекающими последствиями;

– как перед переходом в «Акрон» думал о завершении карьеры, но пошёл в команду КФК;

– почему команда сразу выиграла Вторую лигу и чуть не вылетела из Первой;

– за счёт чего остаётся ключевым игроком, хотя клуб брал конкурентов с опытом в РПЛ;

– как «Акрон» не оправдал ожиданий на старте сезона, но превосходит все ожидания весной.

– После жеребьёвки Кубка вы не ответили нам чётко , самый ли крутой эпизод в вашей карьере победа над «Локомотивом» – вспомнили, как с Академией Коноплёва «возили» «Барселону».

– В Академии действительно было много хороших турниров, игр. Мы часто выезжали на заграничные соревнования и спарринговали с такими соперниками, как «Барселона», «Интер», «Манчестер Юнайтед». Играли много против кого – сразу вспоминается Натан Аке, он уже в детстве был очень хорошим. А матчи с «Локомотивом», «Динамо» – вершина моей взрослой карьеры.

– Как готовились к серии пенальти с «Локомотивом»?

– Мы посмотрели 3-4 человек, которые во время игры могли бить пенальти. После окончания основного времени матча немного пообщались с тренером вратарей Дмитрием Климовым, он сказал, кто куда может пробить. Он и наши аналитики мне очень сильно помогли. Перед «Динамо» надо просмотреть больше пенальтистов? Мы не готовимся к серии пенальти. Будем выходить и играть на победу в основное время. Как там сложится, это уже другая история.

– С кем из будущих звёзд вы играли в Академии, пересекались ли с Игорем Осинькиным?

– С Осинькиным знаком, он был тренером главной команды Академии. Я неоднократно привлекался, тренировался с ними. Игорь Витальевич – хороший специалист по работе с молодыми и перспективными футболистами.

Из партнёров по моему 1995 году отмечу Диму Ефремова, который был в ЦСКА, прошлый сезон провёл в «Акроне», а сейчас в Ульяновске. По 1994 году выделялся Роман Зобнин.

– «Акрон» заявляет, что ставку делает на возвращение выпускников Академии Коноплёва. Вы со многими партнёрами знакомы с детства?

– У нас в Академии была одна большая семья – и старшие, и младшие друг друга знали. С Джамалом Ходжаниязовым ездили на турнир, был знаком и с Песеговым, и с Килиным, часто общались с Азаровым. Всех игроков Академии, кто сейчас в команде, я знаю уже очень давно.

– «Акрон» в 2022 году взял Академию под своё крыло, как это повлияет на неё?

– Это безусловный плюс для молодых ребят нашего города, области. Насколько я знаю, там в последние годы не всё гладко было с финансированием. Турниры, экипировка, условия проживания были не такие, как у нас. Сейчас с «Акроном», думаю, всё будет только расти и расти, потому что Павел Анатольевич [Морозов] лично в этом заинтересован, ему это нравится.

– Несмотря на Академию, Тольятти исторически считается более хоккейным городом, чем футбольным. У вас такой выбор не стоял, хоккей был дорогим удовольствием?

– Нет, с детства вообще не было мыслей о хоккее. Наверное, у родителей не было тогда возможности платить, но я и не рассматривал хоккей, никакого выбора не было: Геннадий Васильевич Танких ходил по классам в школе, предлагал записаться в футбольную секцию. Я поднял руку – и пошло-поехало, хотя мои товарищи перестали ходить уже через пару недель. А в пятом классе меня взяли в Академию Коноплёва.

– В Тольятти начали замечать, что в городе есть не только хоккейная, но и футбольная команда? Или этого невозможно добиться, пока «Акрон» играет в Жигулевске?

– Наверное, в этом году с прохождением в Кубке так далеко люди стали говорить на улицах, пишут. Ребята в городе стали интересоваться футболом. Наверное, не так, как во времена игры «Лады» со «Спартаком», но что-то похожее начинается. Наше руководство арендовало для болельщиков целый поезд. Уверен, наших будет слышно на матче с «Динамо». У нас ребята очень громкие, они нам очень здорово помогли в игре с «Локомотивом».

– Антон Шунин рассказывал, что в «Динамо» над вратарями смеялись, считали, что они не от мира сего. За вами какие-то причуды есть?

– Мне кажется, везде в детстве чуть подтравливали вратарей, но меня как-то Бог уберёг от этого. Подшучивали, но без издёвок, в силу моей адекватности, наверное (смеётся).

– Я спрашивал одного тренера РПЛ, не хочет ли он взять вас в команду. Он, отвечая, упомянул в том числе ваш рост – 187 см. Возникали проблемы из-за этого? Не странно, что даже имея перед глазами пример Акинфеева, многие ещё обращают внимание на рост?

– Сейчас меньше стали обращать внимание на рост, другие качества вратаря стали более важны, на первый план выходит игра ногами. Конечно, я сталкивался с проблемами все детство. Неоднократно были разговоры: «Маленький, что из него выйдет, как этот вратарик может играть?» Из-за этого ребят отчисляли. Мне повезло в Академии, что я был местный, со мной не было никаких забот, и тренерский штаб со мной был на хорошей волне. Меня это коснулось только в дальнейшем, при переходе из детского футбола в более взрослый.

– У вас он проходил в «Ладе». Сейчас команды уже не существует, её в последние годы никак нельзя было назвать успешной. В чём была проблема?

– Насколько я знаю, сейчас команду пытаются в каком-то виде возродить. Я думаю, что проблема была в руководстве. Насколько я знаю, деньги, которые поступали из областного бюджета, не доходили до футболистов и административного штаба. Бывало, что люди по полгода просто сидели без денег. Мне-то было 18 лет, но вообще не понимаю, как жили люди с двумя детьми.

– Вам приходилось зарабатывать чем-то, кроме футбола?

– Приходилось, но не постоянно, я не работал грузчиком месяцами. Подрабатывал, но у меня много хороших друзей, которые мне всегда помогали финансово и никогда не требовали ничего взамен.

– Какая жесть вам запомнилась в «Ладе» – мутные игры, условия, переезды на автобусах, долги?

– Вы сейчас прямо всё назвали – комбо! Дорога до Челябинска сутками на автобусах, 24 часа на сборы в Крымск. И мутные игры, которые непонятно кто проводил, но всегда шли разговоры, всегда облако над «Ладой» висело. Но я благодарен этому клубу. В любом случае, я дебютировал за них, переходил в профессиональный футбол. Не так, как хотелось бы мальчишке после Академии, но всё не просто так даётся.

– В 2017 году вы полсезона провели в ялтинском «Рубине». Каким тогда был крымский футбол?

– Старший товарищ позвал меня в Ялту. Тогда было 2-3 команды, которые что-то собой представляли, могли бы зайти к нам во вторую лигу. Остальное – очень слабый уровень. А в остальном – погода хорошая, море теплое, там живут хорошие люди. Наш защитник Даня Сагуткин оттуда. Я только за, чтобы появлялись такие игроки, как он, Хлусевич, Писарский.

– Как вам в детстве удалось выдержать конкуренцию в Академии, куда ехали таланты не только со всей России, но и из других стран, как Ходжаниязов?

– Меня чаще хотели отчислить из-за поведения, не особо послушным мальчиком я был. Чудили по-разному. На уроки мог не прийти, засесть с ребятами в комнате в компьютер играть. Хотя учился я хорошо, закончил без троек, но с поведением всегда были проблемы. Насколько я знаю, по игровым моментам меня не должны были отчислить.

– О периоде игры за «Ладу» вы говорили, что не стоило давать вам столько свободы. В чем были проблемы?

– Я мог потратить свободное время по-другому – не на девочек, гуляния, а больше оставаться после тренировок, больше работать над собой в тренажерном зале. У меня не было к этому интереса и желания. Парню 18 лет, я в родном городе – все отдыхают, гуляют, вот и я чуть не ушел в ту степь.

– Сейчас о вас отзываются как о большом профессионале. Когда вы сильно изменились, после перехода в «Акрон»?

– Да, это как раз точка невозврата была. Был выбор либо заканчивать и бросать дело, которым ты занимаешься всю жизнь, либо полностью переделывать себя, менять подход и до конца стараться что-то извлечь из дела всей жизни. Я приходил в «Акрон» в КФК, там не было супервеликих перспектив на тот момент. Чуть поменял образ жизни, мышление. Слава богу, что оказался в клубе, который растёт вместе со мной.

– Я впервые узнал об «Акроне» из видео о потерянном поколении чемпионов юношеского Евро-2006. Его героем стал экс-форвард ЦСКА Дмитрий Рыжов, который получал в «Акроне» 30 тысяч рублей. Ты мог тогда подумать, что команда из КФК дорастёт до игр с «Локомотивом», «Динамо»?

– Это были сборы, я приехал где-то за неделю до старта. До этого мне говорили, что ждут в димитровградской «Ладе», но потом сказали, что возьмут вратаря-лимитичка – и спасибо им, что всё так получилось.

Я узнавал, что и как в «Акроне», меня туда позвал мой друг Олег Роганов. Он сказал, что у клуба большие амбиции, КФК не потолок, на следующий сезон 100% будет Вторая лига. Я пообщался с директором, который тоже заверил, что все будет хорошо. Сказал: «Серёжа, оставайся, тебе это пойдёт только на пользу». Всё так и получилось. Видите, такие честные люди в Тольятти живут. Никто не соврал (улыбается).

– Кто-то, кроме Рыжова, из известных игроков тогда был в команде? Он успел поучить уму-разуму на своём примере?

– Он местный, его все в Тольятти знают. Думаю, он любому может объяснить и рассказать, как не нужно делать. Вообще у нас было полтора футболиста, которые прошли через какие-то школы. Дима Рыжов, насколько я помню, только один матч сыграл, забил первый гол «Акрона», вошёл в историю и больше не появлялся. По-моему, у него возникли проблемы с коленом, и больше он играть не смог.

– Каким был первый профессиональный сезон «Акрона», в котором вы сразу выиграли свою зону Второй лиги в 2019 году? Что вас удивило по сравнению с «Ладой»?

– В «Акрон» пришло человека четыре с «Лады», а удивило то, что в «Акроне» все друг за друга бились. Мы сразу какой-то костяк, коллектив положительных людей вокруг себя образовали. И с первой игры начали биться за эмблему, за свой город, мы же местные. Начали выигрывать, дело пошло. Дальше мы уже не могли сдаться. Все хорошо складывалось, приходили новые ребята, со всеми попали, до сих пор общаемся с этими людьми. Безумно хороший коллектив был. За счет этого мы выезжали. Во многом даже не благодаря игре, а благодаря своим усилиям через «не могу».

– Команда-новичок сразу вышла в ФНЛ, в Кубке прошла «Ладу», «Сокол», «Волгу» и проиграла только «Мордовии» по пенальти. Какие моменты запомнились больше всего?

– Для меня это взятый пенальти от «Волги» – потащил от Сафина, закончил его карьеру (смеётся). Мы выиграли 1:0, а если бы не выиграли, то не вышли бы в ФНЛ, потому что это была последняя игра перед ковидом, сезон тогда недоиграли.

– При этом сезон в воротах начинал Козлов, а потом вы играли строго по очереди. Как главный тренер Дмитрий Емельянов объяснял такую стратегию?

– Наверное, действительно было два равных вратаря, как он это объяснял. Говорил, не знают, что делать, оба вратаря хорошие – давайте прогрессировать, будете играть через матч.

– Как команда провела время до возобновления игр после пандемии?

– Были бесконечные сборы, работали, но команда сильно менялась. Миллион людей приезжал на просмотр и уезжал. Вроде бы говорили, что костяк с прошлого сезона останется, но по факту из костяка играло 2-3 человека. В ФНЛ вступала совершенно другая команда. Мы до сих пор между собой говорим, что сезон был бы совсем другим, если бы дали шанс ребятам, которые выводили команду в ФНЛ.

– Первый домашний матч в ФНЛ вы сыграли на «Самара-Арене». Послематчевая вечеринка с выступлениями Сергея Жукова, HammAli & Navai запомнилась больше, чем победа над «Шинником»?

–Всё-то вы знаете (смеётся). Действительно, из-за ковида у нас до этого не было никаких мероприятий по поводу выхода. Павел Анатольевич устроил нам такой приятный банкет, но сезон начался, все понимали, что нет времени отдыхать и расслабляться.

– В том сезоне 2020/21 вы играли непостоянно. Никита Гойло – самый сильный конкурент в вашей карьере? Или есть ощущение, что смогли бы сейчас играть в «Пари НН» не хуже?

– Не провоцируйте (смеётся). Никита очень хороший вратарь. Я бы не сказал, что самый сильный конкурент, потому что в «Акроне» были Юра Нестеренко, который сейчас в «Кубани» очень хорошо смотрится, и Андрей Синицын – суперопытный человек. Кто из них лучше, не мне судить. С Никитой мы до сих пор общаемся, я очень рад, что у него всё так сложилось. Не факт, что, если бы я перешел туда, и у меня бы всё сложилось.

– По ходу сезона тренера Дмитрия Емельянова сменил Игорь Пикущак. Почему у него до конца не удалось выправить ситуацию?

– На это и подбор игроков тоже повлиял. Собирал состав даже не Емельянов, а Котовец, было много футболистов не очень хорошего уровня. В конце чуть усилились, бились. Пикущак в принципе хороший тренер, пытался выстроить хороший футбол. Наверное, подбор игроков на тот момент не позволял ему это сделать.

– На последний матч сезона с «Факелом» вы с какими мыслями выходили? Понимали, что всё равно останетесь из-за расформирования «Тамбова» или считали реальной опасность вылета?

– Мы ещё не знали, как всё будет, не хотели что-то считать, кого-то ждать. Выходили, хотели выиграть, бились, но, наверное, перегорели, поэтому проиграли по делу. Эта ситуация на нас давила.

– В том сезоне против вас играл ещё 16-летний Пиняев. Он тогда запомнился?

– Он не забил, в меня пару раз ударил, но запомнился. Человек, такое ощущение, что на мопеде ездит на поле. Супербыстрый, супертехничный. Дай бог, чтобы ни травмы, ничего его не погубило. Мне лично симпатична его игра, он не боится. Для его лет он очень уверенный молодой человек.

– В сезоне 2021/22 вы уже играли в основе весь чемпионат, побеждали в голосованиях болельщиков о лучшем игроке месяц полгода подряд, признавались лучшим вратарём лиги. Как произошёл такой резкий прогресс?

– Это не резкий прогресс был. По чуть-чуть рос, шёл к этому, работал, это не просто так дается. Работали, старались с тренером вратарей. И конкуренция – двигатель прогресса, Гойло мотивировал работать на 150%. Да, ребята, подкалывали, что могу не играть, а меня всё равно будут признавать лучшим по привычке. Приятно, но было бы больше полугода, если бы Никита Чистяков не настроил весь Дагестан против меня и не выиграл голосование (смеётся).

– Чувствуется особое отношение болельщиков, как к Акинфееву, Шунину, которые всю карьеру играют за одну команду?

– Мы с болельщиками очень хорошо общаемся. С некоторыми на связи, переписываемся. Я такой человек, что могу со всеми общаться. Какие-то сравнения с Игорем Акинфеевым и Антоном Шуниным для меня проводить слишком рано. Надо ещё лет 10 поиграть в Премьер-Лиге с «Акроном» (улыбается), я пока не дорос до этого уровня.

– Зимой 2022 года приехал испанский тренерский штаб во главе с Рамоном Трибульетчем. Можно сказать, что их отъезд после 24 февраля пошёл даже на пользу команде, потому что на сборах ничего не получалось?

– Да, я уверен, что это пошло на пользу, потому что сборы были очень некачественно проведены. У нас в день была одна лёгкая тренировка, ребята даже вспотеть не успевали и сами дорабатывали.

– К вам какие-то особые требования предъявлялись, потребовалось больше играть в пас?

– Мне повезло, что в Академии вратари были обязаны играть ногами, для меня ничего нового не было. А команда играла в большой квадрат без ворот.

– На смену испанцам за несколько дней до рестарта сезона пришёл Виталий Панов, вы уверенно сохранили прописку в лиге.

– Панов действительно пришел в нужный момент – железный русский человек со своей хваткой. Сразу дал понять, что мы занимаемся ерундой – давайте играть в футбол, который будет приносить нам результат. Физически мы не были готовы, но он сделал семью из нас всех, мы начали биться друг за друга через «не могу» и набирали очки.

– О Панове все очень положительно отзывались, но что не получилось на старте этого сезона? Хотя на сборах вы и «Крылья» громили 3:0.

– Летом все ожидали, что мы после хороших сборов будем хорошо играть, всех обыгрывать на одной ноге. Руководство поставило задачу выхода в Премьер-Лигу, были чуть завышенные ожидания. Но у нас не пошло. Одна игра в чемпионате ничего не решает, но мы проиграли и «поплыли». Такого с хорошей командой не должно быть. Значит, что-то мы делали не так. Один, два, три, четыре тура проводишь плохо, когда стоит задача – и у тебя начинается паника.

Хотя все ребята скажут про Панова только положительное, это суперспециалист. Как Спартак Гогниев про него сказал: «Чемпион мира по тактике». Но психологические проблемы после провального начала – и всё пошло не туда. Хотя по игре мы смотрелись неплохо. Да и сейчас смотримся неплохо, в коллективе остались всё те же люди. Просто произошла такая эмоциональная встряска, как смена тренера, и мы начали чуть по-другому действовать.

– Евгений Калешин очень хорошо известен среди тактических гиков. Чем он отличается от других тренеров в вашей карьере?

– Супердисциплина на каждом шагу, как и в футболе, так и вне его. Все болтики, все гаечки подкрутил и никому не даёт выдохнуть – от питания до каких-то футбольных мелочей он все наладил.

– То есть это не тихий профессор, который рассуждает о тактике?

– Да, он достаточно жесткий и требовательный в плане дисциплины, держит всё в ежовых рукавицах. Может и крикнуть, и жёстко сказать. Если есть результат, значит, так и надо.

– Чего вы ещё не встречали в футболе до Калешина?

– Я, в принципе, всё встречал в футболе уже, но Калешин более нацелен на передачи низом, выход из обороны, прессинг. То есть на современный футбол, который приносит результат. Всё про «Манчестер Сити», «Барселону» времён Гвардиолы – это он. Мы стараемся, у нас много теоретических занятий, мы слушаем, впитываем как губки всю эту информацию. Для нас это тоже интересно, нам симпатичен такой футбол, мы хотим в него играть. Поэтому мы все на одной волне и стараемся друг друга понимать, поддерживать, двигаться вперед.

– Насколько «Акрон» в играх Первой лиги по игровому рисунку отличается от «Акрона» в Кубке?

– Если вы видели игры, то разницы нет никакой. Мы как в чемпионате стараемся доминировать на каждом участке поля, так и в Кубке. В первом тайме матча с «Локомотивом мы намного симпатичнее выглядели, чем они. Во втором тайме да, чуть подсели – повлияли счёт, психология. Тренер всегда требует не отходить от нашего футбола, но не всегда это получается.

– Помогает в Кубке то, что в Первой лиге вы всё-таки не боретесь за выход в РПЛ и ушли от зоны вылета?

– У нас ни в раздевалке, ни в тренерском штабе никто не говорит об этом. Мы на каждый матч настраиваемся, нельзя сказать, что Кубок – это приоритет.

– Павел Морозов рассказывал, что иногда проводит встречи с опытными игроками. О чём там говорится и какое впечатление производит в личном общении владелец клуба?

– Действительно на сборах раз-два за сезон Павел Анатольевич собирает костяк лидеров команды и обсуждает какие-то детали. Я на последней встрече не был, но до разговора уже всё знал (улыбается).

Мы редко лично общаемся с владельцем, в основном только на футбольные темы. Он суперамбициозный человек, который не будет ставить какие-то мелкие задачи. Он смотрит только вперед. Ему не интересны холмы, он хочет покорять горы. И повыше Жигулёвских, естественно.

– Не опасались ли вы, что после какой-то череды неудач Морозов решит оставить футбол, как это делали многие другие владельцы российских клубов?

– Да, у нас были такие разговоры между собой, хотя ничего не предвещало беды – просто на уровне опасений, предположений игроков. Но Морозов всегда как шел к своей цели, так и идет, не сворачивает с пути.

– Сергей Галицкий дарит игрокам за 100 матчей за клуб часы. А вам что дарили?

– Мне статуэтку металлическую дали. «Акрон» же металлом занимается (улыбается).

– Самый необычный партнёр за всё время в «Акроне»?

– Экра. Приехал – сломался, прошло время – опять говорит, что сломался. Не особо хотел играть, как понимаю.

– Сколько все-таки раз за эти годы вы реально могли уйти из Акрона?

– Ни разу. И никуда не планировал уходить.

– Но, если бы пришёл клуб Премьер-Лиги, задуматься бы пришлось?

– Задумывались, приходилось, но я в «Акроне» и этому рад.

– Многие вспоминают, как в прошлом году к «Динамо» в гости приехала «Алания» – и проиграла без шансов. Почему с «Акроном» будет не так?

– Потому что мы не «Алания» (улыбается). Я не могу сказать, будет так или по-другому. Все покажет игра 4-го числа. Она будет интересной, за «Динамо» играют тольяттинские ребята. Мы хорошо общаемся с Денисом Макаровым, он приезжал в Тольятти в паузу на матчи сборных. Сейчас в основном составе всё чаще играет Ярослав Гладышев, который с 4 лет занимался в Академии Коноплёва.

– Вы после жеребьёвки говорили, что до сих не разобрались, куда прошли в Кубке. Сейчас разобрались?

– Мы в полуфинале пути регионов, да? Веселый кубок, много матчей. Да, Павел Морозов сказал, что для победы в Кубке сейчас нужно обыграть семь команд РПЛ без права на ошибку, но ничего, будем стараться.

Роман Гуськов, «Metaratings.ru» (04.04.23)

Комментарии

Добавить комментарий

Партнеры
Клуб
МЕЛБЕТ Первая Лига
ЛЕОН Вторая Лига Дивизион Б
-->
Подписывайтесь на ФК «Акрон» Будьте в курсе наших новостей, получайте анонсы и результаты игр.